.

рудольф дизель

 bantser@webslivki.com

Демотиваторы

Видео

Div1.jpg (6045 bytes)

Художники

Константин Разумов

Шу Мизогучи

Ютака Кагайя

 

Div1.jpg (6045 bytes)

Художественные

Нон-фикшн

Религия

Прикольные
Прикольные фамилии
Сказка о бедной Дос
Плоды прогресса
Ввечери
Сочинения
Ли Вон Янга

Div1.jpg (6045 bytes)

Православные фото 

Иконы Богородицы

Div1.jpg (6045 bytes)

 Одна мелодия

 Canzone da due soldi

Сергей Банцер "Оркестр Дальней Гавани"

Div1.jpg (6045 bytes)

 

  ;

Div1.jpg (6045 bytes)     

Картинки

Мужчина и женщина

Милиция

Ностальгия

  ;

Div1.jpg (6045 bytes)

Рудольф Дизель

       В один из последних дней сентября 1913 г., когда солнце уже готово было спрятаться за горизонт, от причала антверпенского порта отчалил немецкий пароход «Дрезден». На верхней палубе стояли три пассажира: Георг Грейс, Альфред Люкман и некто третий, чье имя даже не было занесено в реестр пассажиров. Просто первые двое «забыли» зарегистрировать своего попутчика. Бывает. Но мы-то знаем его имя, потому представим.
           Рудольф Дизель — изобретатель двигателя, ставшего гордостью ХХ века, да пока еще и ХХІ века тоже. Если вы передвигаетесь по дорогам века на автомобиле, тепловозе, пароходе или на чем-либо другом, простом и экономичном, то, запомните: в недрах этого средства в семидесяти случаях из ста стучит дизель-мотор. Вот и был Рудольф Дизель приглашен в Англию Королевским автоклубом получить звание его почетного члена, для чего и взошел на борт парохода «Дрезден». С какой целью его сопровождали два других «забывчивых» немца, мы не знаем, хотя дальнейшее развитие событий кое-какие догадки рождает.
    Ужин прошел довольно непринужденно. Дизель рассказывал двум попутчикам о жене, о своих изобретениях. Но их интересовала политика, в частности Уинстон Черчилль, недавно назначенный лордом адмиралтейства. Черчилль сразу затеял реконструкцию английского флота, и это очень беспокоило двух новых знакомых Дизеля. Они были немцами, а война на Балканах виделась первой искрой будущей войны между Германией и Англией.
    Около десяти вечера Рудольф Дизель раскланялся со своими знакомыми и спустился в каюту. Перед тем, как открыть дверь, он остановил стюарда и попросил разбудить его утром ровно в 6.15. В каюте он вынул из чемодана пижаму и разложил ее на постели. Извлек из кармана часы, завел их и повесил на стенку рядомс подушкой… Больше его никто не видел.
    В 6.15 исполнительный стюард попытался разбудить пассажира. Долго стучал в дверь. После этого резервным ключом открыл каюту.
Там было пусто. Объявили тревогу. На палубе нашли плащ и шляпу. Опросили ночную вахту — никто ничего не видел…
                Исчезновение Дизеля попало на страницы газет. Какой-то врач вдруг «вспомнил», что у Дизеля было несколько сердечных приступов. Начали мусолить эту версию, дескать, изобретатель вышел на палубу, и тут случился приступ. Навалился на перила, потерял равновесие и рухнул за борт. Правда, кто-то догадался посмотреть, какие борта на пароходе «Дрезден». Оказались чуть не в полтора метра. Чтобы через них перебраться, надо быть еще каким ловкачом. К тому же семья пропавшего недоумевала — ни о каких сердечных приступах родным известно не было.
    Тогда пустили гулять версию о самоубийстве внезапно разорившегося миллионера. Тоже что-то не складывалось. За полчаса разориться еще труднее, чем перебраться через те злосчастные перила. Многое не стыковалось. Самоубийца, задумавший расстаться с жизнью, просит стюарда (очевидно, в шутку) разбудить его утром, именно в 6.15, ни минутой позже. Уж очень это черный юмор. Да и то, что вместо посмертной записки потенциальный «нежилец» заводит часы и вешает их у изголовья, смахивает на какой-то бред.
    И лишь два года спустя, когда уже бушевала Первая мировая война, газета «Нью-Йорк Уорлд» осторожно задалась вопросом: а точно ли Дизеля приглашал в Англию Королевский автоклуб? Или это был Уинстон Черчилль? Лорд адмиралтейства собирался перестраивать английский флот. Тонкий политик, он предчувствовал войну с Германией. Потому вошел в контакт с талантливым инженером Дизелем, ибо знал, что в кайзеровской Германии на броненосцы, в частности на «Принца-регента», уже поставлен многоцилиндровый судовой двигатель, спроектированный Дизелем, который давал значительное превосходство в скорости. Кроме того, двигатели Дизеля спешно приспосабливали для подводных лодок. Так что, возможно, не так уж случайно на борту немецкого парохода попутчиками Дизеля оказались двое немцев, готовые на все ради фатерлянда. Позволить немецким секретам попасть в руки потенциального противника, особенно накануне войны, военное командование Германии никак допустить не могло. Дизель был немцем, но отнюдь не типичным. Он был гражданином мира. Этому способствовала его биография.
             Об инженерной профессии в семье Дизелей никто никогда не помышлял. Несколько поколений предков творца чудо-мотора были книготорговцами и переплетчиками. И хоть свою родословную семья вела из крохотного тюрингского городка Песнек (Poessneck), однако на свет автор мотора появился в беззаботном городе Париже, что зафиксировано в книге учета префектуры VІ округа, где дословно писано: «Рудольф Дизель Кретьен (Кристиан) Шарль рожден в квартире своих родителей в доме 38 по улице Нотр-Дам де Назарет 18 марта 1858 года».
            Его родители чувствовали себя парижанами и жили как другие французы — по воскресеньям катались на лодке и завтракали на траве, а в будние дни и сами вкалывали, и посылали сына колесить по Парижу, чтобы развезти книги. Никто и не вспоминал, что переплетчик Дизель — немец. Но в 1870 г. началась франко-прусская война, сразу из парижского гамена Рудольф Дизель превратился в «боша». Пришлось бежать в Англию. Отцу эти «игры патриотов» не нравились и он уговорил 13-летнего Рудольфа оставить голодающую семью и ехать к дяде в Германию, в Аугсбург, чтобы начать учебу.
            Рудольф понимал, что жизненный путь теперь ему прокладывать самому, поэтому дисциплина и упорство стали его принципами. В реальном училище его заметил заезжий профессор, который пригласил талантливого подростка к себе в техническую школу в Мюнхен.
          Есть расхожее выражение «судьба играет человеком». Но и человек играет с судьбой. И ставка в этой игре — целая жизнь. Тут лови свой шанс. Такой шанс выпал Рудольфу мартовским утром 1888 г. Пошел дождь. До дому было далеко. Рудольф укрылся от непогоды под сводами местного музея. Взгляд безразлично скользил по витринам и стендам. И вдруг… Внимание Рудольфа привлек один экспонат. Это была зажигалка, изготовленная неизвестным чудаком в 1833 г. По виду она напоминала шприц — тот же стеклянный цилиндр и поршень. Внутрь цилиндра поступала небольшая порция горючей смеси. Поршень сжимал воздух внутри цилиндра, за счет этого внутри создавалась температура, необходимая для воспламенения.
            Больше ничего и не требовалось. Идея созрела. Когда в человеке живет бес изобретательства, необходим только толчок. Остальное из области деталей. Так в мозгу Дизеля сложился образ принципиально нового двигателя.
           Уже существовал двигатель внутреннего сгорания, изобретенный тоже немецким инженером Николаусом Августом Отто. В нем главную задачу выполнял карбюратор, в котором бензин распылялся и смешивался с воздухом. Далее эта смесь подавалась в цилиндр и с помощью искры вспыхивала. Раскаленные газы толкали поршень цилиндра, что рождало движение. Но у двигателя внутреннего сгорания были существенные недостатки: требовался дорогой бензин, он же и создавал постоянную взрывоопасность. В двигателе Дизеля горючим материалом могло быть что угодно — керосин, мазут, даже угольная пыль. Никакой искры не требовалось — горючее само воспламенялось от сжатия. Гениально просто. Но это кажущаяся простота.
            Изобретение рождалось в муках. Первый опытный образец взорвался (1893 г.), изобретатель и его помощник чуть не погибли. Деньги на внедрение мог дать только богатый меценат, например, Крупп, но он был из тех, кто без гарантий ничего не делает. Но какие могли быть гарантии?! Только вера в собственную идею! Дизель превратил сутки в два напряженных рабочих дня: рано вставал и работал до обеда, потом немного спал и снова за работу, почти до утра.
             И настало время жатвы — наконец двигатель заработал. Заработал на продуктах нефти (это, кстати, подсказал Нобель, владевший нефтяными скважинами Баку). Тут же всполошились хозяева угольного Рура, контролируемого немецким бизнесом. Их доходы уплывали буквально сквозь пальцы к хозяевам нефти. Дизеля обвинили в дилетантстве, шарлатанстве, чванстве, шаманстве, антигражданстве и, кажется, магометанстве. В ярлыках великая сила! Но река, денежная река, уже текла, и в эту реку нельзя было войти дважды, потому что за день она вырастала трижды.
             Пока европейские державы спорили, кому взяться за производство моторов а-ля Дизель, их серийное производство наладила Россия, причем сразу нескольких типов: стационарный, быстроходный, судовой, реверсивный и пр. Дизель-моторы производили заводы в Коломне, Риге, Николаеве, Харькове и, конечно, завод «Людвиг Нобель» в Санкт-Петербурге (а как же — нефть Нобелей в моторах Нобелей для денег Нобелей). В Европе дизель-мотор даже стали называть «русским двигателем». Дизель с удовольствием сотрудничал с русскими промышленниками — они единственные, кто регулярно платил изобретателю причитающиеся ему дивиденды.
              Богатство росло быстро, но его опережала слава. Дизель никогда ее не чурался. Он верил в свою звезду, и она вела его, как звезда Вифлеема. В его письмах семье есть даже такие слова: «Моя идея настолько опережает все, что создано в данной области до сих пор, что можно смело сказать: я иду впереди лучших умов человечества по обе стороны океана». Гордыня — рискованная вещь. Никто не боится пророков, боятся тех, кто возомнил себя пророком. Пророк не опасен, опасны его последователи. Для того и придуман крест, чтобы в его вышине последователи увидели страдания не бога, но человека.
             Ранним сентябрьским утром 1913 г. в устье реки Шельды рыбаки подняли из воды тело хорошо одетого господина. Они намеревались отвезти его в Гент, но внезапно налетел шторм. Шкипер сказал:
    — Это небо гневается не на нас, а на того неизвестного, которого мы приютили у себя на борту. Видать, грешный был человек. Хотим ли мы разделить с ним его грехи?..
            Все молчали. Это значило, что надлежит поступить по старому морскому обычаю — вернуть морю того, кого оно уже взяло себе.
             Как только тело предали волнам, шторм начал стихать. Так гражданин мира ушел в небытие, лишившись последней привилегии — двух метров сырой земли. Но мир воздал Рудольфу Дизелю довольно редкую в истории техники честь: начал писать его имя с маленькой буквы, называя созданный им двигатель «дизелем». Это был шаг в вечность. Дизель стал в ряд с немногими во главе прогресса, и уже второй век творцы новых автомобилей, локомотивов, лайнеров и всего того, где требуется современный мотор, поклоняются творению Дизеля.      

   ;

При воспроизведении содержания страницы
ссылка на http://www.webslivki.com обязательна!

Copyright © Сергей Банцер      bantser@webslivki.com