;    
       Firefox:


  
        

         Opera:


 
          Chrome:


К списку
            
    
         

        Шрифт:
            
Меньше
            
             Больше

 

 

 

Дюша

Конквэрор

   
    
Царь был замечательный: молодой, умный, сильный, смелый, и даже относительно справедливый. Относительно, потому что понятие справедливости в глубокой древности было весьма относительным.
     Имя царя история не сохранила, только прозвище. Конквэрор, с ударением на последнее «о».
     Царство у царя тоже было замечательным, достаточно обширным, в нем было много полей, лесов и рек. Были высокие горы и глубокие озера. Вполне прогрессивным (для глубокой древности): многочисленные поля орошались системой искусственных каналов, на тучных пастбищах паслись отары овец и коз, в горах были золото и серебро, добывали также первое железо, редкость для тех времен, в основном, обходились бронзой. Были даже кимберлитовые трубки, где находили алмазы.
      Была армия, небольшая, но тоже вполне прогрессивная, недавно реорганизованная царем. Пехота сменила вооружение и получила железные шлемы и мечи. Колесничье войско царь заменил более мобильной конницей. Луки стали делать больше, и их поражающая мощь увеличилась.
     Уже существовала письменность. При храмах были школы для всех детей. Их учили читать и писать. А религия была, что-то вроде зороастризма. Верили в животворящую силу Солнца и Огня. В царстве было много выходов природного газа и нефти, и временами эти выходы самовозгорались. Повсюду горели неугасимые факелы, предмет поклонения.
     А еще у царя была жена. Черноокая красавица Мариам. Жена была одна, никаких любовниц, наложниц, вторых и третьих жен и так далее. Царь был вполне моногамен. Он любил Мариам, и ему никто другой не был нужен.
     Мариам тоже любила своего царя, и они были счастливы. Детей у них еще не было, но они были молоды и по этому поводу не волновались. Все впереди.
     Да, все было впереди, но совсем не то, что предполагали царь с царицей.
    Однажды царица заболела, болела недолго и через несколько дней умерла. Царь был в отъезде. Он что-то почувствовал, бросил все дела и загнал коня спеша домой. Но опоздал. Мариам лежала в цветах на погребальном ложе. Царь подумал было про отравление, он провел расследование. Пошел в храм, вошел в медитацию, вышел в астрал и получил информацию, что никто не травил его царицу. Она умерла от скоротечной респираторной инфекции, от чего-то вроде гриппа.
     Царь поднял на ноги всех жрецов, попытался вернуть душу Мариам назад, но у него не получилось.
     Царь, естественно оказался безутешен. Проклял богов, чуть не наложил на себя руки. Неделю пил, неделю курил траву, неделю опиум, неделю ел грибы. Потом неделю спал. Но душу Мариам на просторах астрала он все-таки нашел. Выяснил, что через три года она воплотится дочерью царя какого-то далекого царства у моря. Повезло, что не через тридцать три и не через сто тридцать три.
     Царь немного успокоился и начал готовиться. Он приказал вдвое увеличить добычу золота и алмазов. Разослал наблюдателей во все известные царства, имевшие выход к морям, чтобы знать у какого именно царя родится через три года дочь. Позже он продублировал количество агентов. Мало ли что.
     И действительно, ровно через три года пришло известие, сначала голубиной почтой, а потом прискакал и сам наблюдатель. У царя такого-го тридевятого царства родилась дочь. Причем родилась в день смерти возлюбленной царицы Мариам. И, кажется, даже в то же самое время.
     Царь возликовал. Вышел в астрал и получил подтверждение, что душа та самая, его девочки.
     Царь собрал сокровища, нагрузил верблюдов и отправил караван с посольством, свататься.
     Через полгода посольство вернулось. С благодарностью за оказанную честь, но с отказом в руке царевны. Ее де уже обещали принцу соседнего королевства, с которым традиционно заключались династические браки. Объяснив, что брак с соседним принцем важнее, чем с царем далекого царства на краю света, о котором до сегодняшнего дня никто даже и не слышал.
     Царь ударил кулаком по столу, поскрипел зубами, собрал команду головорезов и отправился к морю как частное лицо. В ближайшем порту купил корабль и поплыл за три моря красть девчонку.
     Однако в астрал выходил не только он. Корабль встретили горящими стрелами, сожгли и потопили. Царь еле унес ноги.
     Вернувшись, он заперся с жрецами и стал прорабатывать другие варианты похищения царевны. В слоях астрала, где, словно в интернете, хранится куча полезной информации, был найден чертеж воздушного шара.
     Спустя тысячелетия братья Монгольфье строили свой воздушный шар, используя, по-видимому, тот же источник.
     Из тонкой кожи была сделана оболочка, Для нагревания воздуха пришлось изобрести подобие примуса. Бронзовый сосуд через клапан был соединен с кузнечными мехами. В сосуд наливался продукт примитивной перегонки нефти, что-то вроде смеси бензина и керосина. При работе мехов в сосуде поднималось давление, и бензин поступал в горелку. Пламя нагревало воздух и шар поднимался.
      Полгода испытаний, несколько падений, и царь вполне освоил воздухоплавание. Выяснилось, что на разной высоте горизонтальные устойчивые воздушные потоки дуют в разных направлениях. Поэтому, меняя высоту, можно лететь куда хочешь. Высота полета определялась степенью нагрева воздуха.
     Было изготовлено три шара, и царь уже собирался отправиться в экспедицию.
     Однако, во время последнего тренировочного полета погода испортилась, поднялась буря. Шары разметало, один упал, и экипаж погиб, другой утащило на высоту, и шар исчез в неизвестном направлении. Благополучно приземлился только сам царь.
После катастрофы он решил не вверять изменчивой воздушной стихии судьбу и жизнь своей будущей возлюбленной и отказался от похищения царевны с помощью воздушного шара.
     - Я возьму ее на конце меча, - сказал он вернувшись во дворец.
     Тем ни менее производство шаров не прекратилось, и работы по их совершенствованию продолжились.
     Царь, приказав максимально увеличить добычу железа, стал готовиться к войне. Он провел полную милитаризацию экономики.
    Все кузнецы и ремесленники царства ковали мечи и шлемы, делали доспехи, заготовляли стрелы.
     Он построил лагеря, куда собрал всех мальчиков от пятнадцати до семнадцати лет. Времена были древние, естественный отбор – естественным. Ребята были крепкими. До пятнадцати лет, как правило, хилые и болезненные просто не доживали. Из мальчишек стали готовить воинов. За обучением и тренировками царь наблюдал лично.
     Сам же он принялся изучать язык, на котором говорили в том далеком царстве-государстве.
     Через три года царь говорил на языке практически свободно, и у него была самая многочисленная, хорошо обученная и дисциплинированная армия в том древнем мире.
     Царевне исполнилось четыре, когда он двинул свои войска на соседнее княжество.
Увидев армию под своими стенами, тамошний князь оказался в полном недоумении. Их соседство с царем всегда было мирным. Пожав плечами, он открыл ворота, легко принял вассальную присягу и без всякого сопротивления пропустил войска через свою территорию.
     Царь следующего государства встретил вражеские войска на своей границе. Фаланга по центру, колесницы по флангам, боевые слоны и тьма лучников и пращников в передовых отрядах.
     Потребовались серьезные дипломатические усилия, посредничество вассального князя, обильные дары и длительные пиры в шатрах на границе. Но мирный договор был подписан, беспрепятственный проход армии обеспечен, и отряд боевых слонов влился в войско царя.
     Следующее царство уговорам не поддалось, оказало сопротивление и его пришлось «брать на копье». Разбитое на равнине войско укрылось за городскими стенами. Царь построил штурмовые башни. Обработанные асбестом они не загорелись от зажигательных стрел защитников города. Город был взят, и царь получил свое прозвище «Конквэрор».
     Царь город не сжег и даже сильно не разграбил. Но он казнил всех взятых в плен воинов и дорогу до границы следующего государства украсил их отрубленными головами, установленными на высоких шестах. За одну ночь все головы превратились в сухие черепа. Причем черепа такие, что казалось, будто они провели в могиле не один год.
     - Я взял не только их жизнь, но и их силу, - объявил царь и двинул войско дальше.
Следующие три царства, лежавшие на его пути, объединили свои силы, и царя встретили правильные квадраты полков, занявшие выгодное положение на возвышающихся холмах.
     - Это хорошо, - сказал царь. - А то получается какой-то дурацкий длинный, узкий коридор. А теперь мы расширим наши завоевания.
     В воздухе появилась флотилия воздушных шаров. Каждые четыре шара за четыре угла несли огромную сеть. В веревки сетей были вплетены металлические нити, что существенно повышало их прочность.
     Пока вражеские солдаты, раскрыв рты, глазели на небо, шары достигли воинских порядков и отцепили сети.
     Понятно, что не все сети точно упали на построенные войска, но общий эффект был достигнут. Конница Конквэрора перешла в наступление, и с объединенным войском трех государств было покончено в какие-то полчаса.
     Естественно, что кому-то удалось бежать, кто-то смог вырваться из сети и оказать сопротивление, но большая часть воинов была взята в плен.
     Конквэрор разделил войска, и все три столицы были обложены осадой. И каждый город был окружен частоколом шестов с насаженными на них головами. На следующее утро со всех шестов на осажденных провалами глазниц смотрели только пустые черепа.
     Конквэрор обещал жизнь всем добровольно сдавшимся. Два города открыли ворота, третий пришлось брать штурмом. Царь был доволен. После штурма отрубленных голов хватило на аллею до границы следующего государства.
     Голов было так много, что царь организовал специальные похоронные команды, занимавшиеся массовыми казнями и размещением отрубленных голов на шестах. Когда головы превращались в черепа, царь приказал через три дня черепа снимать и хоронить, тем самым демонстрируя определенное уважение к завоеванным народам. Похоронами занимались те же команды. Местных к захоронениям царь почему-то не подпускал.
     Оставив гарнизоны в захваченных городах, Конквэрор пошел дальше. И что странно, несмотря на оставленные гарнизоны, его войско только увеличилось.
     По всей Эйкумене поползли страшные слухи. Воздушные шары превратились в огнедышащих драконов, послушных царю, слоны стали многорукими великанами, разрушающими городские стены. А сам царь – чудовищем пожирающим младенцев и колдовством превращающим людей в ходячие скелеты.
     А потом Конквэрор применил страшное оружие: тупые стрелы. Стрелы с тупым наконечником, которые не убивали, а лишь «пятнали» противника. В месте удара стрелы образовывалось небольшое пятнышко, вроде обычного синяка. Но «запятнанный» воин терял свою волю, способность сопротивляться, превращался в зомби и начинал добровольно служить Конквэрору.
     Правда, пятнающие стрелы поражали не всех. Какая-то часть людей оказывалась невосприимчивой к их колдовскому действию. Но общий залп тупых стрел с негорящих асбестовых штурмовых башен просто сметал защитников со стен, и город можно было брать голыми руками.
     Про завоеванные Конквэрором страны рассказывали страшные вещи, что города лежат в развалинах, что по дорогам бродят живые мертвецы, а оставшиеся люди платят завоевателю страшную дань живыми младенцами. Купцы, осмелившиеся посещать эти разоренные страны, подтверждали слухи, дополняли их новыми ужасающими подробностями, однако приводили богатые караваны, и на следующий год с удовольствием отправлялись туда снова, везя живым мертвецам фарфор и шелк, ювелирку и пряности.
      Уже два года длился завоевательный поход. Половина обитаемого мира была под властью Конквэрора. Оставшаяся половина дрожала от одного упоминания его имени. Матери пугали им детей, а властители пытались договориться между собой об организации сопротивления или искали места, где можно укрыться от его непобедимой армии.
       И вот, наконец, несметное войско Конквэрора подступило к стенам тридевятого царства, когда-то отказавшего ему в руке родившейся здесь царевны. Со дня смерти царицы Мариам прошло девять лет. Царевне исполнилось шесть.
Переговоров не было. Десант гвардии Конквэрора, высаженный с воздушных шаров, сжег корабли в гавани, приготовленные для бегства, и захватил дворец.
     Армия еще штурмовала стены, а Конквэрор уже входил в тронную залу, где находился царь с царицей и царевичем. Личная охрана царя была обезоружена и жалась к стенам под мечами гвардейцев, прижатыми к их шеям.
      Конквэрор был без доспеха. На нем были узкие черные кожаные штаны и белая шелковая рубашка. Единственным его оружием был прицепленный к поясу кинжал.
    Ваше Величество, Миледи, - Конквэрор слегка наклонил голову, на принца он не обратил никакого внимания. - Не волнуйтесь, вашей жизни ничего не угрожает. Как здоровье царевны? Надеюсь, малышка не слишком напугана? Пожалуйста, приведите ее сюда.
      Ответом ему было напряженное молчание. И без того бледная царица побледнела еще сильней, царь лишь поудобнее перехватил меч. Царевич презрительно поджал губы.
        - Где царевна? – грубо спросил Конкэрор. - Быстро, найдите и приведите, - приказал он своим людям. Несколько гвардейцев поспешно вышли из залы.
    - Ты хочешь ее съесть, чудовище? – выкрикнул царевич. Царица сдавленно вскрикнула.
       - Нет, - засмеялся Конквэрор. - Я хочу на ней женится.
      - Но она же ребенок, ей всего шесть лет! – всплеснула руками царица.
     - Ну, - улыбнулся завоеватель. - Ей не всегда будет шесть. К сожалению, мы все стареем. Я… - хотел продолжить он, но тут двери распахнулись, и в зал вбежал офицер гвардии. Воин опустился на одно колено перед Конквэрором. – Повелитель, город взят, - объявил он.
        - Хорошо, - ответил ему Конквэрор, - Передай мой приказ: солдатам собраться на площади перед дворцом.
     - Моя дочь обручена, - заговорил царь, когда офицер вышел. - Обряд проведен по всем правилам и освящен богами. Его невозможно нарушить, не разгневав их. И гнев богов падет на голову нечестивца!
       - Не волнуйтесь, Ваше Величество, с богами я договорюсь. У меня с ними хорошие отношения. А вот ваш меч вполне можно уже убрать. Он вам теперь нескоро понадобится.
     Тут двери снова открылись, и вошла служанка с царевной на руках в сопровождении группы солдат. Конквэрор резко повернулся.
      - Поставьте девочку, - приказал он служанке. Та послушно спустила царевну с рук. Конквэрор подошел и опустился перед царевной на корточки, долго смотрел ей в лицо, потом провел пальцами по ее щеке. Царевна дернула головой.
     - Мэри, - улыбнулся Конквэрор, - зачем ты сменила масть? Впрочем, так мне тоже очень нравится.
     Принцесса была светловолосой и с голубыми глазами.
    - Меня зовут Ленор! - вызывающе ответила девочка.
    - Хорошо, - согласился он. - Пусть будет Ленор. Главное, что это ты.
Естественно, Конквэрор узнал свою царицу. Естественно, она его нет.
       Конквэрор достал кинжал и наклонившись к царевне разрезал сверху вниз подол ее длинного узкого платья. Увидев кинжал у своего живота, девочка испугалась, закричала и от страха описалась. Царица тоже испуганно закричала. Царь с царевичем молча замерли. Конквэрор поморщился, бросил кинжал на пол и, подхватив царевну на руки, посадил ее верхом себе на плечи.
       - Не бойся, - сказал он, одной рукой придерживая ее у себя на шее. - Это самое безлопастное для тебя место на свете.
       С царевной на плечах Конквэрор вышел на балкон. Внизу площадь заполнялась его войсками.
     - Радуйтесь! – крикнул он. - Смотрите! Вот ваша царица!
      Воины разразились приветственными криками. Так сказать, раздались бурные и продолжительные аплодисменты.
      Тут царевич, вывернувшись из рук, державшего его гвардейца кинулся к валявшемуся на полу кинжалу, схватил его и метнул в спину Конквэрору. Попал, между прочим.
     Конквэрор шагнул назад в залу. Сбоку из его спины торчала рукоятка кинжала, на белом шелке рубашки медленно растекалось красное пятно.
      - Ты, идиот, - сказал он повернувшись к сбитому с ног и прижатому гвардейцами к полу царевичу. - А если бы попал в сестренку? Отпустите его, - приказал Конквэрор. Он поднял руку и снял царевну со своих плеч, кинжал упал, звякнув об пол. Оказалось, что Конквэрор просто поймал брошенный кинжал подмышкой. С царевной на руках Конквэрор подошел к царице,
      - Ваше Величество, - сказал он, передавая девочку. - Пожалуйста, унесите царевну, пока я разберусь с ее братцем. Нечего ей на это смотреть. Да и вам тоже, - добавил он.
      Царица, прижимая дочь к груди, в слезах выбежала из залы, за ней вышли и несколько гвардейцев вместе со служанкой.
     - Далеко не уходите, - крикнул Конквэрор им в след. - Я скоро позову вас назад.
      Он подошел к царевичу и взял его за плечо.
-     Он у вас в шахматы играет? – спросил Конквэрор царя. Царь молча стоял опустив меч. Он тряхнул головой, не сразу поняв смысл вопроса. Посмотрел на Конквэрора, на принца, и кивнул, - Да, играет.
     - Наверняка, плохо? - спросил Конквэрор.
     - Да, не особенно хорошо, - согласился царь.
    - Именно. Двух ходов просчитать не может. Пошли, - сказал он царевичу и за плечо вывел на балкон.
     - Смотри! – указал он на город. - Город пал, но он не горит. И его даже не грабят. Прислушайся. Криков нет. Ни одна женщина не изнасилована. Посмотри вниз.
     В это время внизу на площади аккуратно складывали убитых защитников города. Их было немного, не больше двух десятков.
     - Я старался нанести минимальные потери. Как ты думаешь, легко взять город, никого не убив?
      Царевич удивленно молчал.
     - И что было бы, если бы ты кинул кинжал удачнее? Кто бы их сдержал? – кивнул на воинов Конквэрор. - Пошли назад. А теперь скажи мне, какого наказания заслуживает твой поступок, - спросил он у царевича.
      - Смерти, - опустив глаза, тихо ответил тот.
     - Правильно, смерти, - согласился Конквэрор, - А какой смерти? Смерть может быть очень разной.
     Принц молча пожал плечами.
     - Ну вот, тебе на выбор, - предложил Конквэрор, - Содрать с живого кожу, сварить в кипятке. Но это банальщина, можно придумать поизобретательнее, например, намотать кишки на ворот, или еще что-нибудь. Или наоборот, простенько, но унизительно – утопить в нечистотах. Как тебе вариант? Выбор широкий.
     Царевич побледнел. Царь уронил свой меч и упал на колени перед завоевателем,
     - Ваше Величество! Будьте милосердны! Отрубите мальчику голову! Пожалейте!
    - Пожалеть? Понять и простить? Конечно, конечно, встаньте Ваше Величество. Это мне надо стоять перед вами на коленях и просить благословения. Ведь вы отец моей будущей жены. Правильно? И вообще, присядьте, Ваше Величество. Вон ваш трон еще свободен. Помогите царю сесть, - приказал он гвардейцам. Те быстро подняли и усадили царя.
     - Итак, Ваше Высочество, - обратился Конквэрор к царевичу. - Твой отец предложил обезглавливание. Ты согласен на такой вариант?
      - Да, - кивнул белый как смерть царевич.
     - О’кей, черт. Хорошо, - согласился Конквэрор и продолжил. – Вот только я очень не люблю убивать безоружных людей. И поэтому я хочу дать тебе шанс. Шанс убить меня в честном поединке. При свидетелях, моих офицерах гвардии. Благороднейших людях, между прочим. Заметь, ваша охрана все еще жива. Шанс, конечно, невелик, но в любом случае, лучше умереть в бою, в поединке, чем быть утопленным в бочке с дерьмом. Не так ли? И потом, если, вдруг, ты меня убьешь, то обещаю, репрессий не будет, армия уйдет, и ваше царство останется за вами. Согласен?
       - Да! – сверкнул глазами царевич.
      - Отлично! – воскликнул Конквэрор, - Вон подними папин меч. Нечего благородному оружию на полу валяться. Или он для тебя тяжеловат? Можешь взять свой.
     - Ничего, нормально, - ответил царевич, поднимая царский меч.
      - Меч мне, - протянул руку Конквэрор. Ближайший гвардеец вложил ему в руку меч.
     Принц бросился в атаку, Конквэрор легко отбил выпад и царапнул по доспеху принца.
     - Хорошо, - сказал он, - Только меч держи мягче, это не топор, и ты не дрова рубишь. Еще раз.
     Царевич атаковал снова.
     - Лучше, - одобрил Конквэрор, - Я выше и сильнее, что ты можешь мне противопоставить?
     Царевич попытался зайти слева. Конквэрор отбил,
     - Правильно, - сказал он, - Маневренность и скорость. Нападай!
     Царевич провел серию ударов, Конквэрор все отбил.
     - Хорошо, - крикнул он, - Только что ты все время слева, справа, слева, справа, как заводной. Рви ритм. Два раза справа, раз слева. И кружи, старайся зайти мне за спину. Быстрее, быстрее. Выпад, еще выпад. Хорошо! Финт! Туше! Коли! Не руби, коли, я без доспеха. Еще! Руку сводит? Нет времени для замаха? Плевать! Атака! Еще! По ногам! Бей по ногам! Никогда не смотри, куда хочешь ударить. Я прослежу взгляд и буду предупрежден. Отскочи и переведи дыхание.
      Царевич тяжело дыша остановился.
     - Все, больше отдыхать нельзя, атакуй, - крикнул Конквэрор. Царевич поднял меч.
     - Атакуй, не бойся. Тебе больше нечего бояться. Ты по любому покойник. Это твой последний шанс. Если ты меня не убьешь, тебе отрубят голову. Обменяйся. Пропусти мой удар и ударь сам. Давай, снизу в горло. Хорошо, только медленно. Смелее! Вперед! Я не нападаю, только обороняюсь. Ну!
     Царевич снова отступил.
     - Все, - сказал Конквэрор, - Вижу, устал, выдохся. Ладно, хватит, - он шагнул вперед и сделал молниеносное движение, меч царевича покатился по полу.
   - Поставьте его на колени, - приказал он гвардейцам. Царевича согнули перед Конквэрором. Он тяжело дышал.
    - На одно колено. Мы же благородные люди. И принесите мой меч, - сказал Конквэрор, возвращая меч гвардейцу. - Для этого нужен мой меч, - улыбнулся он царю.
      - Может быть, меня казните, а мальчика оставите? – попытался тот поторговаться.
     - Нет, - ответил Конквэрор. - Если я отрублю вам голову, он же меня никогда не простит. Будет всю жизнь ненавидеть. Зачем мне змея на груди? Проблему надо решать радикально.
      Принесли меч. Конквэрор вынул его из ножен, поцеловал лезвие. Спектакль, - подмигнул он царю. Тот судорожно вздохнул. Царевич опустил голову и закрыл глаза.
     - Так, отошли от мальчишки, - приказал Конквэрор солдатам. - Голову подними и глаза открой.
     Царевич устало посмотрел на Конквэрора.
    - Как тебя зовут?
    - Азрум.
    - Боишься, Азрум?
    - Нет, - покачал головой царевич.
   - Это хорошо,- кивнул Конквэрор. Он плашмя легко ударил царевича коником меча по плечу. - Наследный царевич тридевятого царства Азрум нарекается герцогом Босейским, принимает на себя обязательства по управлению и защите герцогства и принимается на службу… Э… - протянул Конквэрор, - Ну, ко мне на службу. Принимает на себя вассальные обязательства в полном объеме касательно вышеупомянутого герцогства и в объеме своей ответственности касательно тридевятого царства. Все, - закончил Конквэрор. - Можешь встать, - сказал он ничего не понимающему царевичу.
        - Вставай, вставай, - повторил он. - Или ты предпочитаешь обезглавливание?  Видишь ли, - сказал Конквэрор, подходя к принцу и поднимая его на ноги. - Недавно умер Босейский герцог, наследников не оставил. Мне нужен кандидат благородного происхождения. Ты подходишь.
      Царевич оглянулся на отца. Тот вытирал пот со лба.
     - Нет, ты, конечно, можешь отказаться, - продолжил Конквэрор. - Но тогда точно придется отрубить тебе голову. Я уже высказал свою волю и отдал тебе герцогство, а нарушать мою волю безнаказанно нельзя. Ладно, шучу, - засмеялся он. - Отдыхай, потом разберемся. По крайней мере, башку тебе рубить никто не собирается. И пригласите царицу, - крикнул он гвардейцам, - Да, и отпустите ребят. Чего вы их на мечах держите. Только оружие пока не возвращайте. Чтобы глупостей не наделали.
Вошла царица с дочкой на руках. Обвила глазами залу, увидела, что царевич жив, и что все остальные тоже. Она поставила царевну и бросилась к сыну.
     - Азрум! – крикнула она.
     Конквэрор толкнул царевича, - Иди к маме, она же переживала.
     - Господи, живой! Я уж думала, все, убьет он тебя, изверг, - подбежавшая царица обнимала и гладила царевича по лицу.
     Конквэрор подошел к царевне и наклонился.
     - Я исполню любое твое желание, - улыбнулся он.
   - Я хочу, чтобы ты умер, - сказала царевна глядя прямо ему в глаза. Конквэрор выпрямился и засмеялся:
     - Рано или поздно твое желание исполнится само собой. Я обязательно когда-нибудь умру.
     - Я хочу, чтобы ты умер сейчас, - громко сказала царевна.
   - Давай, так, - предложил Конквэрор. - Сейчас ты маленькая, испуганная девочка, описавшаяся от страха. И мало отвечаешь за свои слова, – глаза царевны потемнели, и из голубых сделались темно синими. - Но, - продолжил он, - если через десять лет, когда тебе исполнится шестнадцать, ты повторишь свою просьбу, обещаю, она исполнится.
     В зале повисла мертвая тишина. Все смотрели на Конквэрора.
    - А сейчас я хочу сделать тебе подарок, - нарушил он молчание. - Здесь есть зверинец? – спросил он у царя.
      - Есть, - ответил тот.
   - Очень хорошо, - сказал Конквэрор. - Приведите сюда молодого, недавно пойманного, хищного зверя, - приказал он одному из своих офицеров. - Возьмите с собой кого-нибудь из охраны царя, чтобы показал дорогу. - Так, Ваше Величество, - обратился он к царю, - я снова прошу руки вашей дочери.
     Царь посмотрел на царевну и молча кивнул.
     - Не смей! – крикнула царица. - Не смей отдавать ему нашу девочку! Она ребенок! Ей шесть лет! Подумай, что он с ней сделает!
     - Я не хочу! Я не буду! – закричала царевна.
     - Конечно, не хочешь, - улыбнулся Конквэрор. - И если через десять лет, когда тебе исполнится шестнадцать, ты не захочешь взойти со мной на ложе, то никто тебя туда насильно не потащит.
     Снова повисла тишина.

 ;
 

Div1.jpg (6045 bytes)

         К списку