·Сноски    .

·Как листать

·   Шрифт

Меньше

 

Больше

   

На главную
К навигатору
Самая свежая
Библиотека

 

 

 

 

 

 

Сергей Банцер

Неположенное счастье

 

Copyright © 2015 Сергей Банцер

 

      Глава 7
     
      Ставки сделаны

     
      Старший поисковой группы Тимур Гутиев сидел в транспортной кабине вертолёта МИ-8, где кроме него находилось ещё пять человек. Шеф настоял, чтобы в Луанде к ним присоединился этот кабан Цукерман. Ясно зачем, из-за алмаза, который сейчас находится у Казбека. Алмаз должен забрать Тимур. Вообще то, он ему не нужен, от него только проблемы, поэтому хитрый Куртис мог бы и не посылать Цукермана. Но таков порядок.
      Когда летишь в вертолёте, то тебя покачивает из стороны в сторону, как будто несут в чемодане. Половина пространства отсека заполнена бочками с горючим. Это нужно, чтобы хватило на обратный путь и на поиски. Хотя искать особо не придётся. Этот черномазый в Луанде дал координаты самолёта. Чудной народ. Потребовал два ящика пива и дал координаты, где упал самолёт. Дать бы ему в его чёрную рожу. Но нельзя. Так что к часам десяти будем на месте, а там разберёмся. Пять вооружённых мужчин могут во многом разобраться. Правда, Цукерман не в счёт. Только бы эти черномазые пройдохи товарища Мбанги не добрались до самолёта раньше. Судя по координатам, самолёт не дотянул до побережья километров тридцать. Придётся зависать над местом падения, а отряду спускаться по верёвочной лестнице. Конечно, приятного мало, кому понравится болтаться на такой высоте? Но это лучше, чем топать пять километров до места, где мог бы сесть вертолёт.
      Цукерман, когда услышал про лестницу, устроил истерику, сказал, что он просто убьётся с такой высоты, и тогда инструкции мистера Куртиса не будут выполнены. Пожалуй, этот жирный бабуин в данном случае говорит правду. Спускаться по вертолётной лестнице это тебе не с чёрной куколкой в лошадку играть в гостиничном номере. Поэтому Цукермана решили спускать на страховочном тросе с помощью грузовой лебёдки.
      – Впереди по курсу вижу упавший самолёт! – вдруг крикнул пилот вертолёта. – Внимание, мы над объектом! К высадке готов!
      Тимур отдраил люк и выбросил вниз лестницу. Кабина наполнилась грохотом двигателей вертолёта.
      – Опускайся ниже, – крикнул Тимур пилоту.
      Вертолёт завис над поляной, образовавшейся на месте падения самолёта. После того, как отряд высадился на поляну, на грузовом тросе спустили мистера Цукермана. Когда его отстегнули от троса, Цукерман прошёл на неверных ногах несколько шагов, потом сел на прямо на траву и уставился перед собой остекленевшим взглядом.
      Взяв автомат наизготовку, Тимур осторожно направился к лежащей на земле кабине самолёта. В кабине было пусто. Лишь на приборной доске правого штурвала растеклось большое бурое пятно. В груде железа, которая когда то была грузовым отсеком, тоже было пусто.
      Зато в десяти метрах от самолёта лежал Казбек. Вернее то, что от него осталось после ночной охоты, которую начал леопард, а продолжили гиены. На растерзанной шее Казбека болтался залитый кровью кожаный мешочек.
      Вот и всё, Казбек. Наконец-то ты нашёл последнее пристанище в этом забытом Аллахом месте.
      – Эй, Цукерман, подойди сюда! – крикнул Тимур.
      Грегори тяжело поднялся с земли и, держась одной рукой за живот, подошёл к месту, где лежал мёртвый Казбек. От вида окровавленного тела, по которому ползали жирные мухи, его опять замутило. Тимур нагнулся и, взяв мешочек в руки, стал развязывать тесёмку. Развязав узел, Тимур поднёс пустой мешочек к бледному лицу Цукермана и сказал:
      – Пусто. Видишь?
      – Пусто, ага, – пробормотал Цукерман, стараясь не смотреть на тело Казбека.
      – Они убили его, – сказал Тимур. – Взяли алмаз и смылись.
      – Так и доложим мистеру Куртису, – сказал Цукерман. – Можно лететь обратно.
      – Успеешь, – сказал Тимур. – Мы должны их перехватить, пока они не ушли далеко.
      Тимур вынул из нагрудного кармана камуфляжной куртки спутниковый телефон и стал набирать номер Куртиса.
      – Мистер Куртис, это Тимур. Мы нашли самолёт. Из людей есть только Симкин. Он мёртвый.
      – Что ты мелешь, Тимур? – закричал Куртис. – Причём здесь Симкин? Где алмаз?!
      – Алмаза у Симкина нет. Пилоты куда-то смылись. Они забрали алмаз и смылись, мистер Куртис. Какие будут указания?
      После некоторой задержки Куртис спросил:
      – Вы хорошо осмотрели тело Симкина? Он мог спрятать алмаз где угодно.
      – Мистер Куртис, Казбек перевозил алмазы всегда в кожаном мешочке, который носил на шее под рубахой, – сказал Тимур. – Мешочек развязан и пустой. Мы обыскали все карманы, каждый миллиметр одежды. Рядом с его трупом валяется автомат. Разряженный. Рожки без патронов валяются рядом.
      – А следы пулевых ранений на теле Симкина есть? – спросил Куртис.
      – Вроде нет. Но там ничего не поймёшь. Ночью его тело растерзали хищники.
      – Вот что, Тимур, – после минутного раздумья сказал Куртис. – Алмаз нужно найти. И пилотов нужно найти. Можно живыми, можно мёртвыми, как тебе будет удобнее. Но найти нужно. И наказать. Иначе другие пилоты тоже станут брать то, что им не принадлежит. Ставки сделаны и мы будем искать этот алмаз до последнего. Найдёшь, Тимур, станешь богатым человеком. Я обещаю тебе это.
      – Понял, хозяин. Нельзя терять времени.
      – Нельзя, Тимур. Садитесь в вертолёт и берите курс на побережье. Через километров двадцать будет шоссе. Оно идёт среди саванны, поэтому хорошо видно сверху. Это трасса Намибе - Бенгела. Дорога пустынная, раз в час по ней проезжает какой-нибудь грузовик. У них нет другого выхода, как попытаться на грузовике добраться до Бенгелы. Я свяжусь с начальником полиции Бенгеле, Его зовут Джитуку. За тысячу долларов его орлы побросают всё и будут искать пилотов день и ночь. Их фотографии я отошлю в полицию по электронной почте. Тебе, Тимур, нужно добраться до города и поставить там на въезде свой блок-пост. И проверять все машины. Спрашивай всех водителей, показывай им те фото, что есть у вас, если нужно, давай им деньги. Пошли людей в аэропорт Бенгеле. Паспорта у пилотов пока свои, поэтому проверь регистрацию на рейсы. Скорее всего, они будут прорываться в Луанду. Возможно, они ранены. Нужно проверить все больницы в Бенгеле. Их не так много. Кстати, дойти до шоссе могут не все. Возможно, дойдут двое или даже один. Пошли ребят в порт. Пусть они день и ночь смотрят, не появится ли там кто из наших беглецов. В Бенгале есть ещё железная дорога. Она идёт через весь континент и соединяет Атлантику с Индийским океаном. Её построили португальцы, но, кажется, сейчас она не работает. На всякий случай разберись с этим.
      – А что мне делать с Цукерманом? – спросил Тимур.
      – Пусть он организует взаимодействие твоих ребят с начальником полиции Джитуку, – сказал Куртис. – Если наши крысы сунутся в эту мышеловку, то уже из неё не выберутся. Но, если кто-то успел проскочить в Луанду, то там затеряться проще. Поэтому вы должны их перехватить. Слышишь, Тимур, нужно успеть!
     
     
      Глава 8
     
      Прихлопнуть крысу

     
      Волковой проснулся на рассвете. Рядом с ним догорал костёр. Чтобы отпугнуть ночных хищников, ему приходилось всю ночь подбрасывать в него сухие ветки акации. По чистому небу бежали лёгкие утренние облака. Это его третий рассвет с тех пор, как упал самолёт и погиб его экипаж. Вчера вечером перед самым закатом Волковой видел, как в небе появился вертолёт. Он полетел в сторону побережья. Волковой еле успел спрятаться в зарослях бамбука. Наверное, это тот вертолёт, о котором говорил Казбек. Волковой не стал убивать Казбека, и вполне возможно, что он улетел в том вертолёте.
      Сегодня он или дойдёт до шоссе, или ему конец. Тот всплеск жизненной силы, который давал ему возможность выживать эти дни, похоже, иссяк. Он будет идти на запад, но, наверное, недолго. Правда, теперь он богат. Сказочно богат. В кармане его джинсов лежат стодолларовые бумажки. Часть их он взял у Бутлерова и Пилюгина перед тем, как засыпать их могилы красноватой ангольской землёй. Если вы ещё не совсем на небесах, ребята, а видите своего командира, то, наверное, одобрите его поступок. Зачем вам эти грязные скомканные зелёные бумажки, от которых столько зла на этой земле? А он должен с их помощью выбраться из этой мышеловки. Но доллары это чепуха. У него есть алмаз Мбанги. Теперь у алмаза новый хозяин. Интересно, надолго ли?
      Вчера Волковой обколол рану антидотами из самолётной аптечки и обработал йодом. От дикой боли после прикладывания тампона к ране он тогда свалился в обморок. Придя в себя, он наложил марлевую повязку и зафиксировал ей бинтом.
      Теперь люди, посланные Куртисом, будут травить его как лесного зверя. Правда, он сам выбрал себе этот путь. Сам решил сыграть с судьбой в азартную игру. И не в какого-нибудь подкидного дурака на носики, а в настоящий пятикарточный покер с максимальной ставкой, которой теперь стала его жизнь.
      А сейчас нужно подкрепиться шоколадом с орехами, входящим в аварийный паёк, и идти. От жары шоколад вчера растаял, а за ночь снова застыл в форме помятой груши. Воды должно хватить. Самое трудное, это заставить ноги передвигаться. Интересно, кто ему остановит автомобиль, даже, если он и дойдёт до трассы? В окровавленной рубашке и ссохшихся от крови джинсах, с клубком свалявшихся волос и щетиной, пробившейся сквозь запёкшуюся кровь на лице. В таком виде он распугает всех водителей. Разве что держать в вытянутой руке стодолларовую купюру. Он так и сделает. Объяснит, что в саванне упал его самолёт.
      Постепенно всё вокруг стало каким-то нереальным. Совсем как в компьютерной игре. Справа вверху экрана мерцают какие-то палочки. Это количество оставшихся жизней. Кажется, там осталась всего одна палочка. Когда со щелчком исчезнет и она, на горизонте загорится надпись: "game over!"
      Одинокие островки акаций, растущих среди высокой травы, сменились зарослями бамбука и пальмами, над которыми ярко светило солнце. Но особой жары Волковой не чувствовал. Если он недалеко от побережья, то так и должно быть. В этих местах холодное Бенгельское течение охлаждает и немного подсушивает воздух. Волковой споткнулся о какую-то ветку и упал. Уткнувшись лицом в жёсткую траву, он пролежал так несколько минут. Такое с ним за сегодня уже не первый раз. Но, сейчас вставать и шагать дальше просто нет сил.
      Вдруг он увидел гиену. Сначала одну, потом ещё несколько. С короткими, как будто перебитыми задними лапами и мерзко улыбающимся оскалом кривых челюстей, они медленно подбирались к нему. Волковой встал на ноги и закричал. Но вместо крика из его груди вырвался только надсадный хрип. Дрожащими руками он достал ракетницу, которую захватил с собой из упавшего самолёта, и выстрелил. Красная ракета, прочертив в воздухе короткую дугу, с шипением вонзилась в одну из гиен. Зверь страшно взвыл и свалился набок. Остальные бросились врассыпную.
      Волковой сделал несколько шагов и снова упал.
      Всё, пилот, кончилось топливо в баках. И в расходном, и в резервных, везде кончилось. Он лежал с открытыми глазами и смотрел в небо. Прямо над ним, описывая сужающиеся круги, кружил гриф.
      Но человек не самолёт. Даже с пустыми баками он может идти. На ногах, на четвереньках, ползком. Нужно только немного отдохнуть. И по возможности не потерять сознание.
      Вдруг Волковой услышал отдалённый шум. Приподняв над травой голову, он прислушался. Так и есть, это шум автомобильного мотора! Совсем недалеко, где-то за зарослями пальм мимо проехал грузовик.
      Он дошёл!!!
      Зажав в руке купюру в двадцать долларов, Волковой поднялся на дрожащие ноги и заковылял по направлению к дороге.
      Следующий грузовик показался минут через сорок. Оставляя за собой густые клубы красноватой пыли, он проехал мимо. Волковой в отчаянье опустил руку с зажатой банкнотой, но вдруг грузовик остановился. Послышался шум включаемой задней передачи, и грузовик медленно покатился назад. Водитель, толстый негр, с испугом выкатил на Волкового глаза, но, увидев двадцатку, успокоился. Выйдя из кабины, он помог Волковому взобраться на сиденье, предварительно застелив его каким-то мешком.
      – Я потерпел аварию на самолёте, – сказал Волковой, слабо махнув рукой в сторону саванны. – Помоги мне! Я заплачу.
      Водитель растянул толстые губы в улыбке и, взяв деньги, спрятал их в какой-то потайной кармашек своих необъятных штанов.
      – Я Дориш, – сообщил толстяк. – Еду в Бенгелу. Через часов пять мы будем на месте. Возьмите, синьор, это напиток из кокосового сока, – Дориш протянул Волковому пластмассовую бутылку. – Пейте, у меня ещё есть. Вам нужно в больницу. Я могу завезти вас по дороге. Вот ещё, держите, бананы. Я отвезу вас к доктору в Бенгеле. К хорошему доктору.
      – Спасибо, Дориш, – прохрипел Волковой. – Спасибо, ты спас меня.
      Выпив залпом всю бутылку и съев пару мясистых бананов, Волковой провалился в глубокий сон. Впервые за последнее время он спал, не опасаясь быть съеденным хищниками.
      Дорога Намибе - Бенгела была когда-то асфальтовой. Но, с тех пор, как отсюда ушли португальцы, на ней остались лишь островки асфальта. Поэтому Дориш вёл машину то по левой стороне, то по правой. Через некоторое время асфальт стал получше, и Дориш, ловко объезжая выбоины, разогнал свой грузовик почти до восьмидесяти километров в час.
      Проспав под мерный гул дизеля несколько часов, Волковой проснулся.
      – Сколько времени до города? – спросил он Дориша.
      – Примерно через час будем на въезде, – ответил тот.
      После сна мозг Волкового снова стал работать в аварийном режиме. На въезде в город его будут ждать люди Куртиса. Он сам бы так сделал. Скорее всего, это будут люди из охраны Куртиса. Они будут искать его в городе, в больницах, аэропорту, даже на улицах. Куртис не пожалеет на это денег. Наверное, это будут люди Гутиева и местные полицейские, снабжённые его фотографией.
      Что будет с алмазом, когда его поймают? А какая тогда разница? Его, скорее всего, первым делом убьют. Так проще и надёжнее.
      В это время слева показалось какое-то ответвление от дороги.
      – А что это за дорогао? – спросил Волковой Дориша.
      – Это дорога на Байя Азул. Там лучший пляж в провинции. Со своим отелем, базаром и магазинами.
      – Останови здесь. Я сойду. Мне туда, в Байя Азул. Попробую на попутной машине. Спасибо, Дориш, дай тебе Бог, – сказал Волковой.
      – Ну, как знаете, синьор, – улыбнулся толстяк и помахал рукой, ? храни и вас Бог!
      В треснувшее зеркало заднего вида Дориш видел как странный белый, потерпевший аварию в саванне, медленно переставляя ноги, заковылял по дороге, спускающейся в Байя Азул.
      Через десять километров после развилки грузовик Дориша остановили какие-то вооружённые люди в камуфляжной форме.
      – Проверка документов, – сообщил высокий смуглый человек с автоматом, заглядывая в кабину. – Ты никого не подвозил?
      – Подвозил, – сказал Дориш. – Одного белого. Он потерпел аварию на самолёте.
      – Где он?! – вдруг, как ненормальный заорал человек. – Тимур, иди сюда, этот черномазый его вёз!
      – Я его высадил на развилке – испуганно ответил Дориш. Ему надо было в Байя Азул,.
      – Он поехал в Байя Азул? – зловеще спросил подошедший Тимур.
      – Я видел, как он пошёл вниз. Сказал, будет ловить автостоп до побережья.
      – А ну-ка, что у тебя в кузове, показывай живо!
      – Там товар. Бананы, сахар, шины, – испуганно пробормотал Дориш.
      – Если ты врёшь, я тебя убью, – сказал Тимур и навёл на него дуло автомата.
      – Ей Богу, синьор, – Дориш сложил на полной груди руки. – Я говорю правду. Тот белый сказал, что ему нужно в Байя Азул. Он был весь в крови и с трудом ходил.
      – Смотри, толстяк, не шути со мной! А ну-ка, опиши мне своего пассажира поточнее, – сказал Тимур.
      – Ну, такой измученный, еле двигается, спал всё в кабине. Волосы вроде светлые, но не разберёшь, грязные, в крови. Небольшого роста, худощавый такой, не то, что я. Ага, нос как будто кривой, как сломан, вроде, да.
      Тимур вынул из кармана фото Волкового.
      – Смотри внимательно! Это он?
      – Да, да, синьор, это он! – обрадовано закивал головой Дориш.
      – Это Волковой, будем брать, – скомандовал Тимур своим людям. – Быстро, пока он не доехал и не затерялся в посёлке. Толстяк, разворачивай свою колымагу, поедем на побережье! Сделаешь всё, как я скажу, получишь пятьдесят долларов, – сказал он Доришу. – Если обманешь – пулю в живот!
      – Конечно, синьор, конечно, спасибо! Садитесь в кабину, остальные все в кузов, сейчас поедем, – заверил Дориш, прижимая руки к груди.
      Через несколько километров по дороге на Байя Азул внизу открылся величественный вид Атлантического океана. Ярко-голубой цвет воды, давший название этому месту, сливался вдали с куполом такого же синего безмятежного неба. На берегу, едва различимые с такого расстояния, стояли рыбацкие лодки, вокруг которых копошились чёрные фигурки. Вся прибрежная полоса утопала в пальмовых зарослях, плавно переходя в пологий пляж. Но сама дорога была совершенно пустынной. Они никого не обгоняли, никто не обгонял их. Так и не встретив ни одного человека, грузовик с отрядом спустился к пляжу.
      – Он успел добраться сюда раньше нас. Можешь ехать, толстяк, – сказал Тимур, протягивая ему двадцать долларов.
      – Спасибо, синьор, – поклонился Дориш, – Вы обещали пятьдесят, да?
      – Что ты сказал?! – заорал Тимур, хватаясь за автомат.
      Дориш испуганно приложил руку к сердцу, как будто собирался петь национальный гимн, и замотал крупной головой.
      – Простите, нет, нет, ничего, синьор, спасибо! Удачи вам.
      Собрав вокруг себя своих людей, Тимур сказал:
      – Волковой где-то здесь. Я сейчас пойду в отель, поговорю с портье. Может он там. А вы рассредоточьтесь по посёлку, походите, поговорите, покажите его фото. Сейчас важно, чтобы он не вырвался отсюда. Двое отправляйтесь на пост при выезде из посёлка. Всю ночь смотреть в оба, чтобы мышь не проскочила. Проверять все машины. Мы закрыли его здесь. Остаётся только прихлопнуть крысу и забрать алмаз.


     
      Глава 9
     
      Вставай, Саша!

     
      1
     
      Волковой сидел, прислонясь спиной к придорожной пальме. Что такое счастье? Сколько мудрецов бились над этим вопросом и так и не смогли ответить. А Волковой знает. Счастье это сидеть и никуда не идти. Потому что каждый пройденный шаг отдаётся во всех клетках его тела невыносимой болью. От этой постоянной боли все его мысли куда-то разбежались и осталось одно тупое безразличие. Сейчас он знает только одно – чтобы быть счастливым, достаточно сидеть под пальмой, вытянув горящие ноги, и никуда не идти.
      Но так его поймают и заберут алмаз.
      Ну и что? А зачем он ему? Из-за этого проклятого алмаза уже погибли Бутлеров и Пилюгин. Из-за этого алмаза он убил Казбека. Или не убил? Он уже не помнит точно. Кажется, он усыпил его антидотами, а затем забрал автомат. Может Казбека подобрал вертолёт, который он видел тогда над саванной.
      А может просто подождать здесь Тимура и отдать ему алмаз? Но, Тимур сначала его убьёт. А, может, не сразу, а потом. Но, убьёт, это точно. В принципе, какая разница... Всё равно у него больше нет сил.
      Кажется, он что-то там придумал, когда сошёл с грузовика. Что-то такое замутил, чтобы Тимур со своим отрядом искал его в Байя Азул. Это точно. Поэтому ему сейчас нужно как можно быстрее уходить с этой развилки, от которой идёт дорога вниз к заливу. Сейчас здесь появятся люди Тимура, которые уже, наверное, схватили того толстого парня, водителя грузовика. Как его звали? Кажется, Дориш. Как собрать вместе эти мысли, которые разбежались от боли и усталости? Волковой стиснул ладонями виски.
      Из-за поворота со стороны Бенгеле весь окутанный клубами красноватой пыли выехал знакомый грузовик. Этот грузовик подобрал его, когда он вышел из саванны на трассу. В грузовике, наверное, сидит Тимур со своими людьми. Дориш уже сказал им, что видел, как Волковой пошёл после развилки в сторону Байя Азул. Ещё полминуты и они увидят его. А это значит, что завтрашнего рассвета он уже не встретит. Стоило прыгать с парашютом и третьи сутки бороться за свою жизнь? Волковой перевернулся и по-пластунски пополз в буш, который начинался за пальмами. Так и есть, грузовик Дориша повернул на развилке и покатился вниз к побережью.
      Через полчаса на дороге показался другой грузовик, идущий из Бенгелы. Если Волковой сейчас на нём не уедет, то сегодняшней ночи он не переживёт. Если его не сожрут леопарды или шакалы, то Тимур с отрядом, не найдя его внизу в Байя Азул, вернётся сюда и прочешет всё окружающее пространство. Поэтому нужно уехать подальше от Бенгеле, в направлении Намибе, туда, где Куртис его не догадается искать. С деньгами, которые есть у него, он сможет устроиться в какой-нибудь прибрежной деревушке и наконец-то дать измученному обожжённому солнцем телу передышку. Телу, которое уже, кажется, выработало весь аварийный запас жизненных сил и подобно натянутой струне может в любой момент со стоном разорваться на тысячи кусков.
      Превозмогая тёмные накатывающиеся волны боли, Волковой попытался подняться с земли. Вдруг он услышал какой-то звук. Волковой прислушался. По трассе, надсадно завывая мотором, приближался грузовик.
      Нужно идти!
      Но, когда он попытался встать, в его глазах вдруг поплыл пурпурный туман и из груди вырывался тяжёлый стон. Проклятый камень! Это он не даёт ему встать! Это он сделал свинцовыми его ноги! Нужно избавиться от него. Как можно быстрее избавиться и тогда он выйдет на трассу! Волковой сжал в кулаке алмаз и размахнулся, чтобы забросить его в заросли бамбука.
      Внезапно перед ним возникла фигура какой-то женщины. Откуда она взялась? Может, она вышла из буша? Волковой пригляделся. Перед ним стояла девушка. Он давно не видел здесь, в Африке, таких. Кажется, уже несколько лет. Стройная, с распущенными каштановыми волосами. Очень красивая. И белая… Марина?!.. Как ты здесь оказалась?
      "Ты дойдёшь!", ? вдруг прямо в лицо сказала ему девушка до боли знакомым голосом. "Вставай, Саша! Я тебе помогу"
      Волковой встал на ноги. От резкого движения в его глазах сверкнул ослепительный свет, и он провалился в темноту.
     
      2
     
      На следующее утро на столе начальника полиции Джитуку зазвонил телефон.
      – Как дела, синьор Джитуку? – раздался голос Куртиса.
      – Uma merda(*), – ответил Джитуку. – Я уже собирался посылать факс в Луанду.
______
* Всё просто дерьмо (порт.)

      – Что случилось? – спросил Куртис.
      – Синьор Куртис, я вас очень уважаю, но, если вы не угомоните ваших людей, то я вызову сюда отряд национальной гвардии. Ваши люди своим видом распугали всех отдыхающих в Байя Азул! Туристов и так там немного, а Байя Азул лучший пляж на атлантическом побережье нашей республики!
      – Синьор Джитуку, я приму меры. Вы встречались с мистером Цукурманом?
      – Да.
      – Он передал вам конверт от меня?
      – Да, – после некоторого раздумья уже спокойнее сказал начальник полиции. – Я предпринял меры. По всей Бенгеле расклеены фото вашего пилота с указанием размера вознаграждения. Мои люди проверяют все больницы, вокзал и аэропорты. Все машины на трассе тоже проверяются. Он отсюда не вырвется, можете быть спокойны. Мышеловка захлопнулась.
      – Я скажу своим людям в Байя Азул, чтобы они действовали аккуратнее, синьор Джитуку, – сказал Куртис. – Шофёр грузовика, который подвозил пилота Волкового, видел, как он, сойдя с машины, двинулся в сторону побережья. Шофёр говорил, что пилот ранен и сильно истощён. Он еле передвигается на ногах. Но в Байя Азул мы его не нашли. Мы перетряхнули всё, но, кажется, его там нет. Через наш блок-пост на въезде в Бенгеле он проскочить тоже не мог. Тем более в таком состоянии. В заливе его тоже нет. Мы проверили, за это время ни одна лодка или катер не отходили от причала.
      – Возможно, ваш пилот просто подох и валяется где-нибудь в буше, рядом с трассой, – задумчиво сказал Джитуку. – Нужно прочесать окрестности того места, где его высадил шофёр. Если он подох, то над тем местом, где он лежит, должны быть грифы. Это нужно делать быстро, потому что через сутки шакалы и гиены не оставят от него даже костей. Но возможен ещё и другой вариант. Пилот перехитрил вас и уехал обратно в ту сторону, откуда приехал. Пока мы его ищем здесь, он может быть где угодно. Например, в Намибе. А там до границы с Намибией рукой подать.
      – Синьор Джитуку, – сказал Куртис. – Нужно связаться с начальником полиции в Намибе и сделать там то же самое, что и в Бенгеле. Финансовую сторону обеспечиваю я. Если нужно, мистер Цукерман вылетит в Намибе. Естественно, в случае удачи, вы получите свою долю, как и договаривались.
      – Синьор Куртис, – металлическим голосом сказал Джитуку, – Я состою на службе у своего народа. И призван обеспечивать порядок в своём городе и своей стране.
      – Ну, конечно, синьор Джитуку, – сказал Куртис. – Именно поэтому вы должны помочь нам задержать опасного преступника Волкового. Если вы хотите, то я выйду с этим вопросом в министерство в Луанде. Но зачем нам это нужно? Отвлекать от работы заслуженных и высокопоставленных людей, правда? Я думаю, мы управимся сами. Как вы думаете, синьор Джитуку?
      – Я вижу вам очень нужен этот Волковой. Что он там натворил, я не знаю и не хочу знать. Но, если я его поймаю, то мы с вами должны будем серьёзно поговорить, синьор Куртис. Те тысячи, которые вы обещали моим людям в Бенгеле, это не те деньги, правда?
      – Правда, амиго Джитуку, правда, – ответил Куртис. – Вы всё правильно понимаете. Да, этот пилот мне нужен, точно так же, как он бесполезен вам. Поэтому как-нибудь договоримся.
      – Есть ещё вариант, где может спрятаться ваш парень, – задумчиво сказал Джитуку. – Вдоль трассы из Бенгеле до Намибе есть несколько прибрежных деревень. Он может скрыться там и приходить в себя сколько угодно. Если у него есть какие-то деньги, он может жить там, хоть целый год. Поэтому ваши люди, чем распугивать гостей нашей республики в Байя Азул, лучше бы прочесали эти деревни. Их не так много, не больше десятка.
      Поговорив с Джитуку, Куртис взял спутниковый телефон и стал набирать номер Тимура.
      – Слушаю, хозяин, – раздался в трубке голос Тимура.
      – Тимур, что ты там творишь в этой своей дыре? – закричал в трубку Куртис. – Ты не можешь вести себя потише? Волкового ты не нашёл, зато к тебе туда скоро прилетят на вертолёте части национальной гвардии!
      – Мистер Куртис, мы всего лишь тут погоняли каких-то немцев, – неуверенно ответил Тимур. – Они целый день пьют пиво на пляже, а потом орут всю ночь под окнами свои песни. Ну, я им раздал фото Волкового и велел идти его искать.
      – И что, они пошли?!
      – Ну, да. Всю ночь по кустам искали. Сначала не хотели и что-то там лопотали по-своему, я ничего не понял. Ну, пришлось их немного пугнуть. Всё понятно, хозяин. Сегодня выставлю немцам пива с сушёной барракудой и извинюсь. Всё равно они никого не нашли.
      – Ты только смотри, аккуратно там, когда будешь извиняться, они уже в полицию Бенгеле звонили. Синьор Джитуку обижается на нас, а он ещё нам пригодится. Теперь слушай внимательно, Тимур. Прямо сейчас собирай людей. Нужно прочесать буш в районе развилки. Может быть Волковой ещё лежит там. Мёртвый или живой, но мы должны его найти. Алмаз должен быть у него. Когда закончишь, поезжай вдоль побережья. Спускайся в каждую прибрежную деревню и выясняй, не появлялся ли тут раненый белый. Денег не жалей. Каждый день докладывай, как идут дела.
      – Всё понял, хозяин, – сказал Тимур.

    
      Комменты здесь

  ;

  ;

 

Этот текст защищён копирайтом
     Его воспроизведение в любом виде без согласия правообладателя является нарушением действующего законодательства