·Сноски    .

·Как листать

·   Шрифт

Меньше

 

Больше

   

На главную
К навигатору
Самая свежая
Библиотека

 

 

 

 

 

 

Сергей Банцер

Неположенное счастье

 

Copyright © 2015 Сергей Банцер

 

     Глава 38
     
      Предательство это дело молодое

     
     
      Вечером дома Марине вдруг пришла в голову дикая мысль, что алмаз исчез. Отсоединив скобки, держащие материал обшивки дивана, она извлекла камень и положила его на ладонь. Какой он холодный... Значит настоящий.
      Шестьсот тысяч долларов США. Саша у бандитов. Дятлов сказал, что они проиграли. Выходит, теперь эти шестьсот тысяч долларов могут достаться ей одной. Завтра-послезавтра можно будет обменять у Ботвинника этот алмаз на деньги и положить их в сейф в каком-нибудь крупном банке. А потом исчезнуть навсегда из этой проклятой страны, которая принесла ей столько горя.
      Только исчезнуть очень далеко... Чтобы навсегда всё остались в прошлом. И этот проклятый камень, и честный, но невезучий мент Дятлов, и эти бандиты, всё, всё, всё...
      Вокруг неё будет прекрасная тропическая природа, солидные мужчины без мальчишеских комплексов, вышколенная прислуга, шикарный автомобиль и уважение окружающих.
      Только не будет Саши. А значит, не будет ничего... Всё остальное - дырка от бублика. Эти солидные элегантные мужчины, особняк в тропиках с вышколенной прислугой, уважение… Всё это куча дерьма, которая не стоит и сашиного мизинца!
      Когда уже ей позвонят?..
      Саша так и не рассказал ей ничего про алмаз. Только тогда, ранним утром, когда она, уставшая пришла со смены, принёс ей этот камень и сказал: "Мы богаты, Марина. Очень богаты". Правда однажды он предложил ещё ей выпить за своих друзей, за какого-то Гришу Бутлерова и Мишу Пилюгина, которые погибли там, в Африке.
      Марина разделась и легла в постель. Теперь нужно постараться уснуть. Возможно завтра её предстоит трудный день.
      Утром к Марине домой пришёл Дятлов. Небритый, осунувшийся за последние два дня, с глазами больной собаки. Он поздоровался и молча сел в кресло.
      В этот момент в тоскливой тишине раздался резкий рингтон телефона. Марина взяла со стола мобилку и посмотрела на экран. "Номер не определён".
      – Марина, я бы хотел с вами поговорить, – сказал незнакомый мужской голос. – Вам удобно сейчас?
      – Да... а о чём? Кто вы?
      – Моя фамилия вам ничего не скажет. Можете называть меня Михаил. Я являюсь владельцем алмаза, который сейчас находится у вас. Ваш муж, Александр Волковой, находится у нас. Вот об этом я и хотел бы поговорить с вами.
      – Скажите..., – неуверенно сказала Марина. – А как я могу убедиться, что Александр у вас? Что с ним?
      – С ним всё в порядке, – сказал Михаил. – Пока всё в порядке. Всё зависит от того, как мы с вами договоримся, Марина. В любой момент с ним может приключиться беда. Большая беда. И это зависит сейчас только от вас.
      – Вы говорите, что с ним всё в порядке? – спросила Марина. – Почему я должна вам верить?
      – Я готов предоставить вам доказательства. Для этого вам понадобится интернет. На ваш телефон я сбросил вам адрес файлообменника, где лежат фотографии вашего мужа, находящегося под нашим э... присмотром. Не тратьте только время зря на вычисления моего местоположения, мы приняли соответствующие меры.
      – Хорошо, я вас слушаю, – сказал Марина.
      – Алмаз является моей собственностью. Поэтому я прошу вас понять одну вещь. Возможно, это будет не так просто, но я прошу подумать над тем, что я сейчас скажу. Алмаз был похищен у меня вашим мужем, Александром Волковым. Он являлся служащим моей фирмы в Африке, его самолёт потерпел аварию и упал в саванне. Вместо того чтобы дождаться спасательной группы, которую я направил к месту происшествия, Волковой завладел алмазом и скрылся. Я очень надеюсь, что вы поймёте то, что я скажу дальше. Понимаете, алмаз очень непростой камень, Марина. Особенно, если он такой крупный, как этот. Алмазы вообще мистические камни. Они как бы немножко живые, понимаете... И на этом алмазе уже есть кровь не одного человека. Так вот, такие алмазы не любят, когда их похищают. Очень не любят. Поэтому не жалейте о нём. Он всё равно никогда не был бы вашим. Алмаз гордый камень. И покоряется только тому, кто заплатил за него положенную цену.
      Голос в трубке замолк.
      – Алло? – сказала Марина.
      – Да, я слышу вас, – сказал Михаил. – Я хочу вам сказать ещё кое-что... Понимаете, мои возможности не ограничиваются э... задержанием вашего мужа. Дело ещё в том, что вы просто не продадите этот камень. Это слишком заметная сделка, вам всё равно не удастся исчезнуть незаметно после этого. Такой алмаз оставляет за собой след. Не тешьте себя глупыми надеждами, вы не знаете этого бриллиантового мира. Он не пускает в себя чужих и жестоко наказывает их за самоуверенность.
      Михаил замолчал.
      – Марина... Вы отдадите мне камень? - через некоторое время тихо спросил он.
      – Да, - ответила Марина.
      – Думаю, вы поступаете правильно.
      – А где гарантия, что вы отпустите моего мужа?
      – Послушайте меня и вы поймёте, что мне просто невыгодно было бы поступать по-другому. Это просто осложнило бы обстановку. У меня бизнес в Африке, мне не интересна ваша страна, вы и ваш муж. Я потратил на эту историю с алмазом уже достаточную сумму денег, но всё, что я хочу, это вернуть принадлежащее мне, а вам вернуть мужа. И уехать отсюда. Мне не нужно крови, я бизнесмен, мне нужно спокойно покинуть эту страну и никогда больше сюда не возвращаться. Когда мы сможем совершить обмен?
      – Как можно быстрее, – ответила Марина.
      – Хорошо, – сказал Михаил. – Я предлагаю не затягивать и встретиться сегодня ночью, чтобы нам никто не помешал. Мы привезём Волкового. Вы пойдёте навстречу друг другу, алмаз должен быть у вас в сумочке. Когда вы встретитесь, вы должны поставить сумочку на землю и уходить. Мы заберём камень, и, если он не фальшивый, то всё будет в порядке.
      – Мне нужны гарантии, что вы привезёте моего мужа, – сказала Марина. – Целого и невредимого.
      – Я даю вам слово делового человека.
      – Спасибо. Но этого мало.
      – А что бы вы хотели ещё?
      – Мы встретимся на мосту. На середине Южного моста. Я буду идти рядом с перилами. Если получится так, что моего мужа с вами не окажется или с ним что-либо случится, я выбрасываю алмаз с моста в воду. Это моё условие.
      После некоторого молчания Михаил сказал:
      – Мы не собираемся никого обманывать, Марина. Мы всего лишь хотим вернуть то, что принадлежит нам. Повторяю, мне неинтересны ни вы, ни ваш муж, ни эта страна. Я бизнесмен. С пропажей этого камня нарушилась непрерывность финансовых потоков, связанных с моей фирмой. Под угрозой мой бизнес. Мне не нужно конфликтов с местной милицией и властями. Вы отдаёте камень и уходите со своим мужем на все четыре стороны. Если вы так хотите, пусть это будет на Южном мосту, пожалуйста. Сегодня, полвторого ночи, вас устроит?
      – Да, – сказала Марина.
      – Вы будете одна?
      – Нет, меня подвезёт товарищ на машине.
      – Вы понимаете, Марина, – сказал Михаил, – что в случае какого-то обмана с вашей стороны, или хотя бы попытки обмана, всё обернётся очень плохим образом. Люди, которые приедут на встречу и привезут вашего мужа, будут очень хорошо вооружены. Им даны инструкции в случае нештатной ситуации в первую очередь ликвидировать вашего мужа. Если начнётся стрельба, они убьют его. Мы зашли уже очень далеко. Пора кончать эту игру, Марина. Давайте сегодня ночью примем правильное решение и не станем усложнять себе жизнь.
      – Хорошо, давайте.
      Марина выключила телефон и положила его на стол. Дятлов сидел на диване, опустив голову.
      – Мы проиграли, Марина, – сказал он.
      – А вы никогда не задумывались над таким вопросом - может этот Михаил в чём-то прав? – спросила Марина. – Может этот камень... Мне тоже иногда так кажется... что он живой. И он хочет, чтобы им владел человек, который заплатил за него положенную цену?
      – Волковой мог умереть. Много раз. Это не цена? – спросил Дятлов.
      – Может быть... Может быть, его жизнь это действительно та цена, которая устроила бы этот гордый камень. Но погибли другие. Его экипаж… Его друзья.
      - Я так точно ничего не заплатил, - вздохнул Дятлов. - Просто погнался за прикупом на старости лет. А мне то и в карты никогда не везло. Я подумал - никогда не везло, а вот сейчас возьмёт и повезёт, не может же всё время не везти?
      – А знаете, я как то читала в одной книге, – сказала Марина. – Как обезьян ловят, знаете? Горшок глиняный с чем-то там, что обезьяны любят, привязывают к дереву и оставляют так. Обезьяна засовывает лапу, сжимает кулак, а назад вытащить лапу уже не может. И разжать кулак тоже не может. Так и ловятся.
      – Брехня это с лапой, – сказал Дятлов. – Ты мне документ тот гарантийный можешь отдать? Вроде, не кому он уже не нужен. Кроме Балабана, – Дятлов грустно ухмыльнулся.
      – Да, сейчас, – Марина подошла к шкафу и вынула из него папку, – Вот.
      Дятлов вынул лист бумаги и разорвал его на мелкие кусочки. Затем он посмотрел на Марину покрасневшими глазами и ни к кому не обращаясь, сказал:
      – Можно ещё смыться с этим камешком. Шестьсот тысяч на дороге не валяются. Завтра уже будет поздно.
      – Смыться?.. – тихо спросила Марина, подняв на него воспалённые глаза. – Нам с тобой смыться?..
      – Нет, – тяжело вздохнув, помотал головой Дятлов, – предательство это дело молодое, я пас.
      – Тогда не шути больше так, – криво улыбнулась Марина. – Мой единственный надёжный товарищ мент. А то я уже к графину примерилась.
      – К какому графину? - вяло спросил Дятлов.
      – Тебя чтобы по черепу. Вот этим графином.
      Дятлов опустил голову и угрюмо сказал:
      – Эх, нарезаться бы. Заберём сегодня твоего Волкового и я нажрусь. Никогда так не хотелось. Выпьете со мной? За новую жизнь? Без этого камешка.
     
     
      Глава 39
     
      Тёплый летний вечер

     
      1
     
      Тимур сидел за рулём, и Волковой видел прямо перед собой его коротко стриженый затылок. Рядом с ним, заняв всю оставшуюся площадь заднего сиденья, развалился здоровенный детина. Его правая ладонь размером с сапёрную лопатку сжимала автомат Узи, похожий на большую электродрель. К левой руке детины был пристёгнут наручник, вторая половина которого сжимала запястье Волкового.
      Волковой знал, что сзади едет такой же автомобиль, набитый вооружёнными бандитами. Он опустил голову и прикрыл глаза.
      Всё было напрасно... Тупая апатия ядовитым облаком просачивалась в его мозг, вытесняя все мысли, кроме одной – всё было напрасно.
      Напрасно огромный гриф, почуяв запах смерти, летел, раскинув крылья, над африканской саванной к их упавшему самолёту.
      Напрасно было весёлое журчание льющегося откуда-то сверху "Особого старательского", который всегда заказывают мужчины-победители.
      И туристский самолётик над зелёными джунглями, и стройная женщина с маленькой сеньоритой на руках, стоящая в конце посадочной полосы - всё это было всего лишь напрасным миражом.
      Вдруг сквозь тупые волны апатии мозг Волкового пронзила мысль – а ведь Марина имела возможность скрыться с этим алмазом! Почему имела? И сейчас имеет. Она может наплевать на плешивого следака в затёртой кожаной куртке, ну и, конечно, на него тоже. Наверное, в этом камне, если с умом продать, с полмиллиона долларов сидит. И все ей. Чем плохо? Ты же хотел сделать её счастливой? Для кого ты сорвал тогда с шеи мёртвого Казбека кожаный мешочек с этим камнем? Разве не для неё? Вот она теперь и станет счастливой, как ты хотел. И богатой. Очень богатой, как ты и обещал ей в то туманное утро. Только уже без него.
      А его даже, наверное, не убьют. С досады прострелят колено и выбросят на какую-нибудь помойку.
      – Не горюй, Волковой, – сказал Тимур. Когда он волновался, в его голосе начинал пробиваться кавказский акцент. – Ты всё делал правильно. А ошибся всего один раз. Когда забрал у Казбека алмаз и убежал. Это был не твой алмаз. Ты его украл. Надо было дождаться моего спасательного отряда. Мы прилетели на вертолёте к полудню. Но тебя уже не было. Хорошо, что у тебя ещё хватило ума не убить меня там, в пустыне под Намибе. Это было бы совсем нехорошо. Веди себя со своей женщиной прилично, и всё будет в порядке. Или наоборот. Этим пацанам, – Тимур кивнул в сторону сидящего справа от Волкового детины с Узи на коленях, – давно хочется в кого-нибудь пострелять. Правда, Цугундер?
      Детина с автоматом пошевелился и издал внутриутробный звук. BMW, мягко урча мотором, медленно выкатилась на мост, погасила фары и, включив аварийку, остановилась. Тимур посмотрел на часы. Двадцать минут второго ночи. Сейчас должна приехать Марина.
     
      2
     
      Светящиеся часы на приборной панели вишнёвых жигулей показывали полвторого ночи. Весь левый берег, спальный район Большого Города был погружён во тьму. Рядом с Дятловым, опустив голову и молча уставившись в одну точку, сидела Марина.
      Одинокий ковчег проигравших людей... Аутсайдеры жизни, которым так и не суждено было попробовать свою удачу на вкус. Где-то внизу под мостом, покачиваясь на сильном течении, одинокими рубиновыми светляками мерцали бакены, обозначающие форватер. Но, кажется, для усталых людей, сидящих в этот поздний час в стареньких жигулях, форватер пролегал вовсе не тут. А они, наплевав на рубиновые огоньки, забрели в это гиблое место, надеясь найти здесь своё счастье. Неположенное им счастье.
      Впереди показались два автомобиля, стоящие впритык к пешеходной дорожке через мост. Марина подняла голову и всмотрелась сквозь лобовое стекло в хищные силуэты машин.
      Где-то там её муж.
      "В богатстве и бедности, в радости и печали, в болезни и здравие до тех пор, пока смерть не разлучит вас!" Эти слова произнёс священник три месяца назад в маленькой церкви на Французском бульваре и дал им пить из одной чаши.
      Неположенное счастье тогда вдруг чего-то расщедрилось и решило подарить ей эту неделю на море. Выходит ей грех жаловаться… И она что-то видела в этой жизни кроме слюнявых ухажёров своей нетрезвой мамы. А через пять минут она, наконец, отдаст этот страшный голубой камень, и они с Сашей забудут о нём, как о ночном кошмаре.
      Дятлов остановил машину в пятидесяти метрах от машин Тимура и мигнул дальним светом.
      Тут же зазвонил мобильный телефон.
      – Это я, Тимур, – донёсся из трубки хриплый голос. – Алмаз с тобой?
      – Да, – ответила Марина.
      – Ты сейчас спокойно выходишь из машины и медленно идёшь вперёд. Алмаз должен быть у тебя в сумке. Ты держишь сумку в руке, так, чтобы я видел. Навстречу тебе пойдёт Волковой. Когда вы встретитесь, ты поставишь сумку на землю. После этого можете уходить к своей машине и ждать моего сигнала. Повторяю, никуда не ехать, а ждать. Если вы меня не обманули, я позвоню, и вы сможете уехать. А теперь самое главное, слушай, что я сейчас скажу. Если ты решишь меня обмануть, мы сделаем то, о чём я предупреждал. Теперь скажи – ты всё поняла? Самое главное, ты поняла, что у меня шесть вооружённых человек, и они все начнут стрелять по моему приказу?
      – Да, – ответила Марина.
      – Теперь выходи.
      – Не спеши, Тимур. Я тоже хочу тебе кое-что сказать. Я пойду рядом с перилами, и, если ты захочешь меня обмануть, я выброшу камень в реку. Ты понял?
      – Никто тебя обманывать не будет. Нам нужен камень и всё. Поставишь сумочку на землю, потом идите с Волковым к своей машине и ждите. Наш специалист проведёт анализ. Если всё будет в порядке, то проваливайте на все четыре стороны. Телефон не выключай. Теперь выходи.
      Сжав в кулаке маленькое серебряное распятие, зоновскую поделку своего папы - неприкаянного капитана-рецидивиста, Марина вышла из машины и тихо прошептала:
      – Спаси и сохрани...
      В это время в машине Тимура вдруг вспыхнули фары дальнего света. Синеватый ксенон резанул по глазам Марины.
      Марина метнулась к перилам и выставила правую руку с сумочкой над водой. Левую руку с включённым телефоном она поднесла к уху и неожиданно спокойным голосом сказала:
      – Выключи свет, Тимур. И не зли меня. Вообще не делай резких движений, а то я могу испугаться и разжать пальцы. Ты вообразил себе, что это только вы не боитесь смерти? Смотри не ошибись! Ты хорошо меня понял?
      – Ты чего? – раздался в трубке голос Тимура. – Успокойся. Я только хотел подсветить твоему мужу.
      Колючие ксеноновые фары погасли.
      Цугундер отстегнул наручник с запястья Волкового и скомандовал:
      – Выходи!
      Волковой вышел из машины. Вслед за ним вышел Тимур и Цугундер.
      – Давай, Волковой, – сказал Тимур. – Иди. Тебя ждёт твоя жена. Надеюсь, мы больше никогда с тобой не встретимся. Так, наверное, будет лучше для нас обоих.
      Волковой обернулся и посмотрел на него. Тимур не мигая, смотрел ему прямо в глаза. Потом медленно повернул голову к Цугундеру и едва заметно кивнул ему. Цугундер с лязгом передёрнул затвор автомата.
      Медленно переставляя ноги, Волковой пошёл навстречу знакомому силуэту, который двигался ему навстречу.

 


      Марина… Пока ещё принцесса... Их разделяет тридцать метров. Через тридцать метров эта принцесса превратится в Золушку. Только теперь уже навсегда. Второго шанса судьба в таких случаях не даёт.
      Вот, кажется, и конец сказки. Печальной сказки про принцессу в ночнушке бэбидолл, с распущенными волосами и пушистыми ресницами, которая говорила ему: "Я всегда буду с тобой! До самого конца… Всегда... А теперь – целуй!"
      Так вот почему смеётся Джокер на карточном рисунке! Волковой вспомнил слова Абуту, которые, прощаясь, передал ему Соба. "Перед тем, как обрести покой, этот камень принесёт вам испытание."
      Значит, алмаз в его жизни был нужен только для этого? Чтобы только испытать его? И всё?.. Выходит, этот таинственный голубой камень никогда не принадлежал ему? Это был только инструмент в руках его судьбы?.. Он не убил тогда Казбека, хотя Казбек погубил его бортмеханика, второго пилота и чуть не застрелил его. Он не стал убивать Тимура, когда догнал его в пустыне на грузовике. Он никого не убил... Вот об этом и говорил ему Соба, когда он покидал навсегда маленькую деревушку на границе с Намибией. Он хорошо помнил его последние слова: "Это ваши игры, игры белых людей. Хочешь, прикончи Тимура сам. Но ты не станешь этого делать. Даже из-за алмаза. И в этом твоя слабость. Вряд ли ты удержишь этот камень".
      А жаль… Как жаль, что это был всего лишь вьющийся песчаный дымок над красными дюнами Skeleton Coast. Что это всего лишь две опытные девки-динамистки – Надежда и Мечта, взявшись за ручки, вели его всё это время сквозь мираж. А теперь они смеются над ним, показывают пальцами и говорят: "Будешь жить как все. Будешь трястись над замусоленным рублём и никогда уже не сможешь предложить жене сесть в автомобиль, чтобы поужинать в ночной Одессе. Вместо этого ты будешь орать на неё, а она будет плакать и вспоминать свою растраченную на тебя молодость".
      Нет, это несправедливо! Разве он уже не заплатил за всё?! Ведь он бросил на чашу весов свою жизнь! Выходит, всё это было лишь затем, чтобы эти смешливые подружки теперь показывали на него пальцами? Поганые девки, нечестные!..
      Волковой вдруг пригнулся и побежал, петляя зигзагами, как обречённый заяц. Марина остановилась и, стиснув до боли в ладони серебряное распятие, замерла на месте.
      - Беги в машину!!! - что есть силы отчаянно закричал ей Волковой. - Беги!!!
      В ночной тишине раздался приглушённый хлопок выстрела и в голове Волкового взорвался огненный фугас.
     
      ...Ну, вот, наконец, и он стоит на берегу Чёрной речки, в воды которой не решился тогда войти. Как здесь легко и спокойно... Просто настырная динамистка с заманчивым и обманным именем Надежда осталась на другом берегу. На том берегу, который он только что покинул. Здесь этой нечестной девке делать нечего. Как и её смешливой подруге.
      Волковой вдруг заметил две приближающиеся из мрака тёмные фигуры. Разглядев в призрачном свете их бледные лица, он узнал своего бортмеханика и второго пилота, которых три месяца назад засыпал в предрассветной саванне красноватой ангольской землёй.
      "Здравствуй, Шурик, – сказал Пилюгин, не раскрывая губ, – ну вот, наконец, весь экипаж в сборе. Где тебя носило, командир?"
     
      …Марина увидела, как Саша сначала побежал, а потом как-то нелепо кувыркнулся и упал.
      - Саша!!! - как загнанный зверь дико закричала она.
      Злобное и немилосердное пламя вспыхнуло у неё в груди. Ах, как больно... Так больно, как не было ещё никогда в жизни. Раскалённый добела гвоздь вонзился ей в грудь и не даёт пошевелиться. С такой болью нельзя жить. Нет, нельзя...
      Марина повернулась и побежала в сторону вишнёвых жигулей, которые завывая мотором, уже рванулись к ней. Визжа шинами, машина, тормозила в полицейском развороте, и высунувшийся из окна Дятлов что-то ей истошно кричал.
      Тимур поднял в вытянутой руке пистолет, неспеша прицелился и плавно нажал на спуск.
     
      Как хорошо… Как сразу отпустила эта страшная боль! Только вот что-то ещё мешает. Тянет, как незажившая рана. Ну, конечно это алмаз! Это он, проклятый, впился ей грудь и не даёт дышать! Нужно, наконец, от него избавиться!
     
      Тимур увидел, как упавшая после его выстрела Марина стала судорожно проталкивать сумочку с алмазом сквозь прутья мостового ограждения. Ещё сантиметр и сумочка полетит вниз! Тимур выстрелил ещё раз, целясь в руку, толкающую сумочку сквозь ограждение.
      Подбежав к безжизненному телу Марины, Тимур увидел большое чёрное пятно, расплывающееся у неё на груди. Теперь нужно очень осторожно взять сумочку, нависшую над самым краем… Очень осторожно, чтобы опять не спугнуть судьбу. Ведь она последнее время стала к нему такой привередливой… Неужели Аллах не поможет ему? Тимур медленно, сантиметр за сантиметром стал протягивать руку к сумочке.
      Безжизненная рука Марины вдруг дёрнулась в предсмертной конвульсии. Тимур страшно закричал и, перегнувшись через перила, проводил взглядом сумочку, исчезнувшую в чёрном водовороте.
     
      ...Так легко Марине не было ещё никогда! Она бежит, и её босоножки едва касаются асфальта! Только вокруг почему-то не эта липкая ноябрьская ночь, а тёплый летний вечер. Молодая женщина с печальными глазами гладит по головке странно красивую девочку. Маленькая Марина смотрит на маму и счастливо смеётся. Потому что её папа, капитан дальнего плавания, завтра вернётся из рейса.
      И у неё, как и у других девочек, наконец, будет свой папа...

Киев 2013
     

 

 

 

Этот текст защищён копирайтом
          Его воспроизведение в любом виде без согласия правообладателя является нарушением действующего законодательства