Юджа Ванг

 

  ;

 

  ;

Мои темы

 

 

 



     Художественные
       
     Нон-фикшн
     
     Статьи, очерки,
        эссе
     

 

 

 

 

    Кавказская пленница
   
Война и мир (2007)
   
Жестокий романс
   
Остров
    Место встречи
      изменить нельзя

Весь список
    

  

     Эрнесто Кортазар
    
Светлана Тернова
    
Оркестр"Папоротник"
    
IL Volo (оперное трио)
    
Лименсита (антология)
    
Canzone da due soldi
  
    (антология)

Весь список

  

     Шу Мизогучи
     Ютака Кагайя
     Вильем Хентритс
     Валерий Барыкин
     Елена Бонд


Весь список

 

Юджа Ванг

Классические
   музыканты-красотки

     Валентина Игошина
     Юджа Ванг
     Мари Самуэлсен
     Анна Фёдорова
     Наоко Тераи
     Сара Чанг

 

  ;

     Православные фото 

     Религиозные учёные

     Иконы Богородицы

     Последний шаг разума

     Торжество "голубого
     лобби"
Андрей Кураев

 

Написать мне письмо

 

 

 

Сергей Банцер "Оркестр Дальней Гавани"

 

 

 

МиГ-25

 


 
МиГ-25

  ♦ Сбитые самолёты

  ♦ Перелетчики

  ♦ Как сбили Пауэрса

  ♦ Как  МиГ-25 летал над
    
Тель-Авивом и     
     предотвратил ядерную
     войну

Начало  Навигация  Мои темы  Книги Сергея Банцера  Поиск по сайту

           

 

 
     
  
          "Истории рассказывают не потому, что они
    правдивы, а потому, что это хорошие истории"

          Джон Махаффи

 
 


 

 

 


    Статистика поисковых запросов, которые приводят на этот сайт говорит о том, что музыка всё-таки более востребована, чем литература. И, что удивительно, музыка классическая. На первом месте по запросам идёт китайская пианистка Юджа Ванг. Ну, да я её сам раскрутил на этом сайте, правда...
    Вот здесь есть фотографии, но нигде нет её в деле. Надо, наконец, её послушать. И посмотреть. Взглянем ещё раз на эту китайскую безумно талантливую куколку и мировую топ-пианистку и посмотрим видео.
Первый фортепианный концерт Мендельсона (кстати, запойного пьяницы, если верить Нюхтилину). Первая часть. Солистка Юджа Ванг.

 

 

 

   Обрывается, да... Ну, это я обрезал. Там дальше идёт Анданте, хоть Мендельсон и крут, но кота за хвост потягать и ему надо. С другой стороны я его понимаю, так положено, да и зрителю в зале нужно остыть после первой части.
   Короче, любителям классики (а это один из самых красивых фортепианных концертов) - финал.
    Дирижёр, кстати, Курт Мазур

 

Mari Samuelsen

     Антонио Вивальди, "Шторм", третья часть из "Лето" концерта для скрипки и струнного оркестра "Четыре времени года". Популярен благодаря интерпретации Ванессы Мэй.
    Здесь Мари играет классический вариант. Думаю, это лучшее исполнение, что я слышал. 
 

 

 

   Ладно, посмотрим эту самую Сару Чанг.
  Есть такой рисунок с изображением земного шара в космосе. И надпись "Землю создал Бог. А всё  остальное сделано в Китае".
   Но Сара, правда, кореянка.

 


   
Ну, и чтобы достойно завершить тему музыкальной классики на этой странице, вот фрагмент из романа "Всё по-другому".
   Действие происходит в кафе Союза композиторов Украины. Аркадий Винокуров - реальное лицо, мы с ним были знакомы где-то около часа. Хорошо выпили тогда в компании в этом кафе, а потом все пошли в студию, он играл на своей скрипке чардаш Монти, а я аккомпанировал (как мог) ему на студийном Стэйнвее. С тех пор у меня хранится дома его афиша с автографом: "На память об исполнении любимого произведения".
   Вот - хотите верьте, хотите нет.
   Сейчас Аркадий Винокуров концертмейстер Венской оперы.


   Итак, фрагмент Главы 13 романа "Всё по-другому":
"Эдик начал подавать кому-то знаки. Через три минуты к столику подошла длинноногая официантка в кружевном фартучке и с металлическим подносом, на котором покоился запотевший графинчик с водкой.
     – Спасибо, Аля, – сказал Розенблат. – Аля моя сокурсница по университету, – пояснил он. – Талантлива. Сначала в детском издательстве работала, буквари там разные, картинки развивающие с подписями - "Аля задолжала Петру", "Нина пошла до Боба". Потом в заводской многотиражке на "Кристалле" зависла, я её оттуда вытащил и сюда пристроил. Чаевых здесь мало, но зато публика интеллигентная. Вон, кстати, видишь того мужика в замшевом пиджаке?
– Где? – спросил Соболев.
– У стойки бара. Это Аркаша Винокуров. Большой человек. Тоже творец. Аркадий! – закричал Розенблат. – Аркадий, давайте сюда!
     Аркадий Винокуров, представительный молодой мужчина с румяными щеками и глазами, напоминавшими маслины, помахал Эдику в ответ рукой, затем взял свой заказ и подсел к ним за столик.
Глаза у Соболева полезли на лоб. Он даже снял очки и стал их протирать бумажной салфеткой. Потом надел и уставился на сидевшего напротив него Аркадия Винокурова. Он узнал в нём того солиста-скрипача, который играл на концерте в консерватории, куда его привела Евлашова.
     – А я вас видел, – нерешительно сказал Соболев. – Вы играли на скрипке в консерватории на концерте. С оркестром. И я вас видел.
     – Мог играть, – согласился Аркадий.
Розенблат налил ему полную рюмку водки и сказал:
– Штрафная, Аркадий!
     Аркадий взял двумя гибкими холёными пальцами рюмку за тонкую ножку и приятным баритоном сказал:
– Ваше здоровье!
     – А это мой друг, инженер-ракетчик. Безработный, – радостно сообщил Розенблат.
     – А что я тогда играл? – спросил Винокуров Соболева. – Когда Вы были на концерте?
– Понятия не имею, – пожал плечами Соболев. – Меня барышня знакомая притащила.
     – А когда это было, примерно?
– Где-то в мае прошлого года.
     Винокуров подумал и сказал:
– Это мог быть первый концерт Мендельсона. Или ре-мажорный Паганини.
     – Я как-то был в консерватории, – вмешался в разговор подвыпивший Розенблат. – С Цугундером. Бесплатно. Через окно в мужском туалете. За нами ещё барышни из музучилища Глиера увязались. Всех мужиков распугали и народ шокировали, когда в фойе из мужского туалета выходили. Да, тогда был ре-мажор Паганини. Но я привык, как его исполняет Владислав Третьяк! А там играл какой-то профессор Горохов. Он слабак! Мы с Цугундером выпили в буфете и ушли.
     Винокуров заулыбался.
     – Я понял, о ком речь. Это Виктор Третьяков. Да, это великий интерпретатор музыки Паганини. И профессора Горохова знаю. Он играет хорошо, только очень боится зала. Многие играют хорошо, но мало у кого кураж есть, а без него страх. А для Паганини кураж нужен. Правда, Акико Суванаи без куража играет, а первое место на последнем конкурсе Чайковского заняла. Именно с этим ре-мажором. Восемнадцать лет девчонке, симпатичная такая японка. Эмоций - ноль! Техника ураганная! Душу выворачивает! Как раз для Паганини. Тоже на Страдивари, как и Третьяков играет.
– Что, лучше Когана? – обнаружил знакомство с темой Розенблат.
– Понимаешь, Коган мужик. Жилистый, сильный. Злой, – сказал Винокуров. - Очень мощно Паганини играет. Наверное, сам Никколо так играл. А Суванаи девчонка, килограмм 48 весу, не больше. Смазливая, сексуальная. А играет тоже мощно, очень мощно. Вот этот контраст публике и нравится. Я сейчас, ребята.
Винокуров поднялся со стула и пошёл к барной стойке.
     В это время в кафе ввалились два мордоворота, уже хорошо принявших на грудь и желающих продолжения банкета. Когда их пути пересеклись с Винокуровым, шедшим от бара с коробкой шоколадных конфет, один из них спросил его:
– Мужик, а чиво тут?
      Винокуров вежливо посторонился и сказал:
– Это Союз композиторов.
– Да? Ты шо... – изумлённо сказал мордоворот. – А ты композитор, да?
     Второй мордоворот вдруг заорал благим матом:
Здравствуй, девчонка, я композитор,
Шёл бы ты нахрен, Шуберт небритый!
    Винокуров обошёл молодцов и сел за столик. Затем налил себе стопку водки из графина, опрокинул её в рот и аккуратно промокнул губы салфеткой.
     – Всё, уезжаю, – сказал он. – Вы тут стройте коммунизм, капитализм, социализм с человеческим лицом, что хотите. Но без меня

 

 

  ;

      

 

Подписаться       Все комментарии      Навигация
Точка невозврата